Главная \ Статьи \ Статьи по бизнесу \ Споры работодателей с государственными инспекциями труда \ Споры в связи с оспариванием актов о несчастных случаях – 2

Споры в связи с оспариванием актов о несчастных случаях – 2

Судебное разбирательство-9   СУДЕБНЫЙ ПРОЦЕСС

   Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными действий Государственной инспекции труда в субъекте Российской Федерации (далее - Инспекция), выраженные в заключении о квалификации несчастного случая как связанного с производством (с учетом заявления в порядке, предусмотренном статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса РФ).

   Решением арбитражного суда первой инстанции в удовлетворении заявленных требований обществу было отказано.

   Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда первой инстанции было отменено, производство по делу прекращено на основании пункта 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса РФ.

   Постановлением суда кассационной инстанции дело было передано на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

   Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда первой инстанции было изменено, требования общества удовлетворены полностью.

   В жалобе, поданной в арбитражный суд, Инспекция просила отменить постановление суда апелляционной инстанции, оставить в силе решение суда первой инстанции или, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новый судебный акт, ссылаясь на неправильное применение судами положений статей 227, 230 Трудового кодекса РФ, пунктов 2, 3 Положения об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях, утвержденного постановлением Минтруда России от 24.10.2002 № 73. По мнению Инспекции, несчастный случай, произошедший с водителем общества, не квалифицирован правоохранительными органами как уголовное правонарушение и является следствием нарушения водителем правил дорожного движения, а не умышленных действий, и поэтому подлежит квалификации как связанный с производством. Кроме того, руководитель работ не обеспечил проведение предрейсового медосмотра водителя, допустив водителя к управлению транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения.

   Законность обжалуемых судебных актов была проверена судом кассационной инстанции.

   Как следовало из материалов дела, в результате дорожно-транспортного происшествия произошел групповой несчастный случай с работниками общества. По результатам расследования государственным инспектором было составлено заключение, согласно которому несчастный случай квалифицирован как несчастный случай на производстве.

   Общество, полагая, что несчастный случай произошел не на производстве, с данной квалификацией не согласилось, что послужило основанием для обращения в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными действий государственного инспектора Инспекции.

   Суд первой инстанции, признавая оспариваемые действия государственного инспектора законными, исходил из того, что на момент несчастного случая пострадавшие находились в командировке, были связаны с производственной деятельностью, нахождение их на месте происшествия обусловлено исполнением трудовых обязанностей.

   Суд апелляционной инстанции, удовлетворяя требования общества, в постановлении пришел к выводу, что несчастный случай, произошедший с работниками общества, не имеет причинно-следственной связи с производством, а именно с несоблюдением работодателем правил по охране труда.

   Суд кассационной инстанции пришел к заключению, что выводы суда апелляционной инстанции были правильными и соответствовали материалам дела.

   Статьей 229 Трудового кодекса РФ установлен порядок расследования несчастных случаев на производстве, учитывающий особенности отдельных отраслей и организаций, а также формы документов, необходимых для расследования несчастных случаев на производстве.

   Согласно Приложению к постановлению Минтруда России от 24.10.2002 № 73 несчастные случаи на производстве оформляются актом формы Н -1.

   В соответствии со статьей 230 Трудового кодекса РФ расследованию подлежат и квалифицируются как несчастные случаи, не связанные с производством, с оформлением акта произвольной формы, в частности, происшедшие при совершении пострадавшим проступка, содержащего, по заключению правоохранительных органов, признаки уголовно наказуемого деяния.

   В силу пункта 23 Положения об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях, утвержденного постановлением Минтруда России от 24.10.2002 № 73, решение о квалификации несчастного случая, происшедшего при совершении пострадавшим действий, содержащих признаки уголовного правонарушения, принимается комиссией с учетом официальных постановлений (решений) правоохранительных органов, квалифицирующих указанные действия.

   Судами было установлено и материалами дела подтверждено, что по результатам рассмотрения материалов проверки по факту указанного дорожно-транспортного происшествия вынесено по становление об отказе в возбуждении уголовного дела, которым действия водителя общества были квалифицированы по части 1 статьи 264 Уголовного кодекса РФ - нарушение лицом, управляющим автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека.

   Причиной отказа в возбуждении уголовного дела явилась смерть подозреваемого.

   Таким образом, поскольку деяние работника общества было квалифицировано правоохранительными органами как проступок, содержащий признаки уголовно наказуемого деяния, несчастный случай, происшедший с работниками общества, подлежал квалификации в рамках статьи 230 Трудового кодекса РФ как несчастный случай, не связанный с производством.

   Кроме того, как правильно было отмечено судом апелляционной инстанции, оспариваемое заключение не содержало достаточных данных, позволяющих квалифицировать несчастный случай как связанный с производством.

   Как следовало из оспариваемого заключения, работники общества по неизвестным причинам, вопреки распоряжению мастера -руководителя работ дожидаться его возвращения после сдачи постельных принадлежностей, самовольно покинули место стоянки. В заключении также указано, что распитие спиртных напитков имело место в пути следования, а не до момента самовольного выезда с места стоянки. Данных о том, в каком состоянии находились работники общества, позволяющих установить, что мастер допустил водителя к управлению автомобилем в состоянии алкогольного опьянения или похмелья на момент отправления, заключение не содержало. Из материалов дела также следовало, что автомашина, управляемая водителем, следовала в обратном от г. Уфы направлении, хотя выезд был назначен в г. Уфу.

   Таким образом, довод Инспекции о том, что мастер допустил водителя к управлению автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, нарушив тем самым пункты 2.8,2.7 должностной инструкции мастера по капитальному ремонту и восстановлению пропускной способности канализации, чистки каналов и других сооружений, утвержденной генеральным директором общества, пунктами 1.1, 1.2, 1.3 приказа Минздрава СССР от 29.09.1989 № 555 «О совершенствовании системы медицинских осмотров трудящихся и водителей индивидуальных транспортных средств», является необоснованным.

   С учетом изложенного кассационный суд установил, что выводы суда апелляционной инстанции были сделаны на основе всестороннего, объективного и полного исследования материалов дела, не противоречили установленным обстоятельствам.

   Судебный акт: Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 01.11.2006 по делу № Ф09-4671/06-С7.