Главная \ Статьи \ Статьи по бизнесу \ Споры работодателей с государственными инспекциями труда \ Споры в связи с оспариванием актов о несчастных случаях - 1

Споры в связи с оспариванием актов о несчастных случаях - 1

Судебное разбирательство-8   Отдельную категорию споров образуют споры, предметом которых является признание недействительными актов государственных инспекций труда о расследовании несчастных случаев по различным мотивам. В качестве примера интересно рассмотреть судебный процесс, в котором общество пыталось признать акт государственной инспекции труда о расследовании несчастного случая в связи с тем, что между обществом и гражданином существовали гражданско-правовые, а не трудовые отношения.

   СУДЕБНЫЙ ПРОЦЕСС

   Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным акта Государственной инспекции труда в субъекте Российской Федерации (далее - Инспекция) о расследовании несчастного случая со смертельным исходом.

   До вынесения судом решения заявитель в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса РФ изменил предмет заявленных требований и просил признать незаконными действия Инспекции, совершенные в связи с проверкой обстоятельств несчастного случая.

   Решением суда обществу в удовлетворении заявленного требования было отказано.

   Постановлением арбитражного апелляционного суда данное решение было оставлено без изменения.

   В кассационной жалобе общество просило решение суда первой и постановление апелляционной инстанции отменить и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении требования заявителя.

   По мнению общества, судом был сделан не соответствующий положениям действующего законодательства вывод об отсутствии оснований для признания действий Инспекции по расследованию несчастного случая незаконными. Общество указывало, что, поскольку погибший гражданин не состоял в трудовых отношениях с обществом, суд при разрешении спора не вправе был ссылаться на положения трудового законодательства.

   Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке, в результате чего было установлено следующее.

   В Государственную инспекцию труда в субъекте Российской Федерации (далее - Инспекция) поступило заявление гражданина о проведении расследования несчастного случая со смертельным исходом, произошедшего с его сыном на территории принадлежащей обществу базы отдыха. По мнению гражданина, гибель его сына являлась несчастным случаем на производстве.

   В связи с получением указанного заявления Инспекция направила на место происшествия государственного инспектора труда, которым в течение 1 месяца с участием ведущего специалиста отдела социально-трудовых отношений органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации было проведено соответствующее расследование.

   По результатам изучения обстоятельств смерти гражданина указанным инспектором был составлен акт расследования несчастного случая со смертельным исходом.

   Впоследствии в связи с тем, что в ходе расследования государственному инспектору не удалось самостоятельно установить наличие трудовых отношений погибшего с обществом, указанный акт на основании решения руководителя Инспекции было принято считать актом проверки.

   Между тем общество расценило предпринятые в связи с оформлением данного акта действия Инспекции по расследованию несчастного случая (выразившиеся в командировании инспектора для осуществления расследования; истребовании инспектором транспорта для доставки на базу отдыха; ксерокопировании множества документов, а также отвлечении работников общества от исполнения служебных обязанностей) как не соответствующие требованиям закона и нарушающие его права и законные интересы и в связи с этим обратилось с заявлением в арбитражный суд.

   Проверив указанные доводы общества в совокупности с представленными в материалы дела доказательствами и оценив эти доводы на соответствие положениям действующего законодательства, суд кассационной инстанции нашел позицию заявителя безосновательной.

   Согласно части 17 статьи 229, действовавшей в спорный промежуток времени редакции Трудового кодекса РФ, несчастный случай, о котором не было своевременно сообщено работодателю, расследуется комиссией по заявлению пострадавшего или его доверенного лица в течение 1 месяца со дня поступления указанного заявления.

   Для осуществления расследования входящим в состав комиссии государственным инспекторам труда в соответствии с положениями статьи 357 Трудового кодекса РФ предоставлено право беспрепятственно в любое время суток при наличии удостоверений установленного образца посещать в целях проведения инспекции организации всех организационно-правовых форм и форм собственности.

   В таком же порядке, исходя из сопоставления перечисленных в статье 357 Трудового кодекса РФ полномочий государственных инспекторов труда с полномочиями этих же лиц, установленными в пункте 16 Положения об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях, утвержденного постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 24.10.2002 № 73, последние также расследуют тяжелые несчастные случаи и несчастные случаи со смертельным исходом, происшедшие с лицами, выполнявшими работу на основе договора гражданско-правового характера.

   Таким образом, с учетом того, что иной порядок проведения расследования применительно к характеру существовавших на момент несчастного случая между работодателем и пострадавшим отношений действующим законодательством не предусмотрен, суд первой и апелляционной инстанций правильно указал, что действия Инспекции по командированию своего сотрудника в целях расследования несчастного случая являлись в равной степени законными как по отношению к тому, если бы указанные выше отношения носили трудовой характер, так и в связи с тем, если бы они находились на гражданско-правовом уровне.

   Вследствие этого кассационная инстанция не усмотрела противоречий и в применении судом предшествующих инстанций норм трудового законодательства относительно вопроса о праве государственных инспекторов труда запрашивать у работодателей и их представителей, органов исполнительной власти и органов местного самоуправления и безвозмездно получать от них документы, объяснения, информацию (статья 357 Трудового кодекса РФ), а так же пользоваться транспортом, служебными помещениями, средствами связи, специальной одеждой и обувью и другими средствами индивидуальной защиты (статья 229 Трудового кодекса РФ) тогда, когда несчастный случай был основан на гражданско-правовых отношениях.

   Следовательно, вне зависимости от того, существовали ли между работодателем и пострадавшим трудовые или гражданско-правовые отношения, доводы общества по поводу незаконности возложения на него затрат в связи с предоставлением проверяющим транспорта для доставки на место происшествия, ксерокопированием для них большого количества документов, а равно отвлечения работников от исполнения служебных обязанностей в любом случае являются несостоятельными.

   Не была принята судом во внимание и ссылка заявителя относительно неправомерности внесения Инспекцией в акт расследования (проверки) несчастного случая не соответствующих действительности сведений о нахождении гражданина в трудовых отношениях с обществом.

   Как было установлено в судебном заседании суда первой инстанции, факт наличия или отсутствия трудовых отношений между гражданином и обществом является предметом рассмотрения суда общей юрисдикции и, соответственно, до принятия им конкретного решения по поводу характера указанных отношений арбитражный суд не может сделать вывод о том, насколько правомерны или неправомерны были соответствующие действия Инспекции.

   При таких обстоятельствах кассационная инстанция пришла к выводу, что арбитражным судом предшествующих инстанций был сделан правильный вывод об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных требований, в связи с чем нашла обжалуемые судебные акты законными и поводов к их отмене не усмотрела.

   Судебный акт: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 04.10.2007 по делу № А26-7222/2006-28.